Сочинение Как я однажды болел

Все хотят быть здоровыми. Но иногда просто необходимо заболеть. Чтобы детям не пойти в школу. А взрослым – на работу или на неприятную встречу. Да, и взрослым иногда просто необходимо это сделать. Можно, конечно, слукавить и притвориться. Но, почему-то, хочется именно заболеть. Ведь самому себе соврать все-таки не получится. И лучше заболеть. Только не очень тяжело. Без озноба и высокой температуры. И без боли в горле: как же глотать вкусные мамины пирожки, которые она испечет специально для больного ребенка? Да, и не надо никаких инфекционных заболеваний! Особенно, ветрянки с зудящими противными пузырьками. Лучше всего подойдет легкая простуда с небольшой температурой: в школу можно не ходить, а все остальное – пожалуйста! Ведь недаром умный детский поэт Михалков сочинил чудное стихотворение про тридцать шесть и пять. Пусть даже будет тридцать семь и пять.

И вот моя мечта сбылась: у меня поднялась температура. Градусник честно показывает тридцать семь и четыре. И уже действительно, как в стишке, начинает побаливать голова. А насморк у меня вообще почти всегда. Ведь аллергию никто еще не отменял. Я лежу в постели и жду врача. Можно, конечно одеться, но ждать в постели достовернее и надежнее. Просто лежать очень скучно, я же не старый дед. Читать не хочется, поэтому я говорю маме, что тяжело глазам. И мама верит! И в порыве доверия пропускает тот факт, что в смартфон-то смотреть совсем не тяжело. Мама бежит на кухню и ставит тесто для моих любимых пирожков с яблоками и корицей. Короче, жизнь удалась. Но надо дождаться врача. Ведь, как говорится в другом стишке, для больного человека нужен врач, нужна аптека. А что, если он или она не даст мне освобождение, как было раньше в СССР? Ведь с такой температурой я бы мог и сам пойти к врачу. Но тетенька-врач прибегает и, не вникая в детали, дает мне освобождение от школы. Правда, всего на три дня. Но и это – просто здорово!

Вот теперь я могу болеть совершенно спокойно. Я принимаю таблетку парацетамола, температура падает, головная боль проходит. Можно погрузиться в информационную пучину интернета. Рядом с кроватью выложены лекарства и стоит пузырек с каплями в нос. Мама приносит стакан с моим любимым клюквенным морсом. Из кухни доносится вкусный запах корицы. Надо сделать перерыв на обед. Ведь больному человеку надо правильно питаться. И я начинаю питаться. Суп я, конечно, есть не буду: у меня из-за температуры и болезни понизился аппетит. Вот если только парочку пирожков с яблоками. Да, со сладким чаем с лимоном. Мама умильно смотрит на меня. Исключительно для того, чтобы угодить маме, прошу еще пирожков. А аппетита-то у меня, в общем, нет. Обед закончен. Пустая тарелка после семи пирожков унесена и вымыта. Почему-то начинает клонить в сон. Я слышал, что во сне быстрее выздоравливают. Значит, надо поспать.

Когда я открываю глаза, на часах – девятнадцать часов восемь минут. Время легкого ужина. Только – пару пирожков. И можно опять заниматься любимым смартфоном. На фоне любимых передач по телеку, конечно. В двенадцать часов я отхожу ко сну. Хотя слово «отхожу» здесь не подходит – я же пока лежу. Ложиться спать голодным для больного вредно, поэтому я «отхожу» ко сну после пяти пирожков и чашки горячего какао. Какао и пирожки приятно урчат в животе. В мечтах рисую себе завтрашний день. Надеюсь, что он будет таким же неплохим, как и сегодняшний, несмотря на болезнь.

`

Как я однажды болел

Как я однажды болел