Письмо Чацкому из 21 века - сочинение

Здравствуйте, как человек из будущего, я хочу задать Вам несколько вопросов о мыслях, высказанных Вами во время нахождения в Москве.

Постоянно критикуя общество, собравшееся вокруг господина Фамусова, один раз вы обрушились на крепостное право. Действительно, принуждение людей работать на удовлетворение прихотей горстки дворян и трата значительной части национального богатства на поддержание их роскоши и комфорта – это явление, достойное осуждения и критики. Однако Вы ничего не говорите о крестьянах – большинстве населения, около половины которого сведены на положение рабов и могут быть лишены хозяйства и семьи, проданными по одиночке. Вас интересует другая маленькая прослойка, точнее ее две подгруппы: слуги и крепостные актеры. Конечно, я согласен с Вами, что любой человек, играющий на сцене, если он не абсолютная бездарность, достоин уважения и для него будет трагедией попадание из даже крепостного театра на кухню, в прачечную или в лакеи. Однако только ли человек с художественными задатками имеет право на защиту? Почему Вы ставите его выше крестьянина или хорошего сапожника, которые кормят Вас и подобных Вам?

По поводу слуг, спасавших честь и жизнь барину, а затем выменянных на собак я абсолютно не согласен. Чем они лучше того же, столь презираемого Вами Молчалина? Он, конечно, раб и лакей по натуре, к тому же весьма несимпатичный человек, но разве лакей, а тем более крепостной лакей, может не быть подобострастным и угодливым? Если уж подходить с высказанных Вами позиций (по поводу крепостных актеров), то Молчалин, а тем более Фамусов (который в этом смысле подобный карьерист и холуй, только начавший с более высокой стартовой позиции) хуже этих «верных слуг»? С Вашей же точки зрения, они лучше их, хотя бы потому что они более грамотны и образованы, способны исполнять достаточно сложную работу, а Фамусов еще и руководить.

Вообще же, после этих сожалений о слугах становятся не логичными насмешки над представителями «верхов» московского общества. Ведь все они тоже зависимы от государя, хотя, конечно, обладают большей свободой, могут выйти в отставку и уехать в свои деревни. Однако если все поступят как Вы? Взять, к примеру, полковника Скалозуба. Он, конечно, не блещет умом, но карьеру делал, не только устраивая образцовые парады, но и участвуя в войне с Наполеоном. Худо или бедно, но он будет защищать свою страну, а не поедет заграницу, разочаровавшись в ее порядках и нравах.

Письмо 2

Милый Александр Андреевич! Саша!

Давно собиралась тебе написать… Но всё дела-дела. Сам понимаешь, что в нашем веке высоких скоростей сложно и минуту найти, а тут ещё мне нужно было собраться с мыслями.

Ты – один из самых любимых моих героев! Думаю, что мы с тобой похожи. Видеть несправедливость в обществе, мире, быть вороной белой. Но твой пример показывает, что это тоже не выход – всем правду в глаза. Ведь все на тебя ополчились, осталось тебе только в глушь. А лучше ли там?  

Напиши мне, если возможно, продолжение своей истории. Как там в деревне? Я не думаю, что ты мог расслабиться, сдаться. Может, ты уже и не там. Опять путешествуешь или уж пишешь мемуары. Или женился?! Но нашел ли ты не такую, как Софья? Хотелось бы. Но судя по «Ревизору», в уездных городах всё тоже не так уж благонравно!

У нас, к сожалению, всё так практически и осталось. Масса людей также верит сплетням, которые теперь придумываются и транслируются. Ещё стараются льстить, дружить с «нужными» людьми или уж против кого-то, думают о деньгах, брендах. Это, когда на вещь ставится печать определенная, она не гарантирует особого качества, но считается, что владеть такой вещью – круто. И за неё нужно много платить, а потом всем хвастаться. А ещё, к счастью, ты не знаешь, что такое «ай-фоны»! Это отдельная история. Сейчас даже не стану тебя расстраивать.

Конечно, также есть и хорошие люди, которые стараются жить честно, заниматься духовными практиками, следить за тем, что едят, читают и смотрят. Но эти люди тоже иногда злятся на остальных, вот эта злость отравляет им жизнь. Лучше испытывать некую жалость, только не презрение к «непроснувшимся» людям. Можно стараться менять общество, людей рядом, но только не агрессивно. Лучше – своим примером. Главное – не переживать так, как делал ты. В конце концов, другие люди этого и не стоят!

Сейчас у нас хотя бы есть возможность не читать прессу, не смотреть «домашний театр», самим выбирать информацию, даже уехать, но быть на связи со всем миром. Но, как я уж говорила, скорость, обилие сведений нам мешает. Ладно, каждый на своём месте в своё время!.. Но я рада нашему знакомству и, надеюсь, дружбе – по переписке.

`

Письмо Чацкому из 21 века

Письмо Чацкому из 21 века