Сочинение Манилов в поэме Мертвые души (Образ и характеристика)

Описывая Манилова, Гоголь постоянно подчеркивает: персонаж этот, по сути, - никакой.  Манилов никакой настолько, что создание его портрета Гоголь считает крайне трудной  задачей. Он из тех людей, которые «ни то не се», ни рыба ни мясо:  «один только бог разве мог сказать, какой был характер Манилова».  

Внешне Манилов выглядит представительно, приятно: видный мужчина, белокурый, голубоглазый. Однако стоит чуть присмотреться  -  и вот уже обнаруживается в  его облике и характере слащавость: «чересчур … передано сахару»,  по выражению Гоголя.

Ну, казалось бы, ладно – пускай Манилов был абсолютно никакой. Пусть его главный недостаток в том и заключался. Пусть он был слащавый, приторный в общении и только  этим хоть немного  как будто выделялся. Пусть. Он был таким, каких много. Он  - такой, как все.  Только тогда зачем же Гоголю понадобилось вводить  его  в поэму? Чем Манилов заслужил это? Ведь неспроста же помещик Манилов удостоился чести быть включенным в число главных героев «Мертвых душ»?

Конечно же, все это  не просто  так.  Подчеркивая  размазанность, неопределенность характера  Манилова, Гоголь  словно отсылает  читателя к Библии: «Знаю твои дела: ты не холоден, ни горяч; о, если бы ты был холоден или горяч! Но как ты тепл, а не горяч и не холоден, то извергну тебя из уст Моих!» (Откровение 3, 14; 3,15).

Вот такой и выходит Манилов: ни холодный, ни горячий, а теплый («ни в городе Богдан ни в селе Селифан», «черт знает что такое», человек, способный на любого нагнать смертельную скуку, зато  воспитанный, обходительный, располагающий к себе в самом начале беседы, но способный затянуть общение и быстро надоедающий).

А когда нет вокруг собеседников  - т.е. большую часть времени,  -  молчаливый, склонный впадать в оцепенение и задумчивость («тоже разве богу было известно», о чем он думает), Манилов  погружается в себя. Он живет в  воображаемом  мире.  Он способен читать одну и ту же книжку два года, а вернее – он ее не читает, но  она постоянно лежит у него в кабинете, заложенная на одной из первых страниц.

Чичиков приезжает в имение Манилова за мертвыми душами, но самая мертвая душа в этом имении – это сам Манилов. Вот и вокруг него все кажется каким-то замершим, застывшим, мертвым, неестественным. Во всем – манерность и вычурность.  Манерность присутствует в обращении супругов Маниловых между собой и в их обращении с собственными детьми.  И даже имена  детей  - Фемистоклос и Алкид  - говорят сами за себя. (Это опять  к вопросу  о мертвой душе Манилова и о мертвой атмосфере в  его  семье:  налицо тяга к древним,  т.е. мертвым, языкам).

Для Манилова важны этикет, церемонии, ритуалы. Причем он сильно перебарщивает со всем этим. В этой связи Гоголь описывает несколько комических  ситуаций. Одна из них:  Чичиков и Манилов  топчутся у дверей гостиной и не могут войти в нее, т.к. каждый из них не соглашается пройти первым, а только после другого.

Вот такой он  -  Манилов.  Любезный, церемонный, мило улыбающийся, ведущий бесконечные разговоры ни о чем, думающий и мечтающий  - тоже ни о чем.  Абсолютно пустой человек.

`

Манилов в произведении Мертвые души

Манилов в произведении Мертвые души

Популярные сочинения